Библиотека

Пресса

Там живут люди




Наталья Кутасова

Театр сатиры на Васильевском

Заслуженная артистка России Наталья Кутасова уже 12 лет живет и работает в Санкт-Петербурге, оставив в Челябинске любовь зрителей и часть своей души. Уральский город боготворил актрису за щедрость, с которой одаривала своим талантом, за доброту, открытость и, конечно, красоту. Портрет актрисы в картинной галерее напоминает о тех безумных аншлагах, восторгах, страстях, которые кипели вокруг спектаклей "Чайка", "Виндзорские насмешницы", "Я - женщина". А здесь, в петербургской квартире актрисы на Васильевском острове, бережно хранятся дорогие сердцу подарки зрителей: статуэтка, изображающая Кутасову в роли Маши из спектакля "Я - женщина", украшения из уральских камней, фотографии. 

Петербург заметил яркий драматический талант актрисы в спектакле "Таня-Таня" режиссера Владимира Туманова, об орнаментальности роли "Бабы в красном" в "Закликухах" Светланы Свирко много говорили и писали. В 1998 году актриса была номинирована на премию "Золотой софит" за роль Милли в спектакле "Там живут люди" режиссера Алексея Янковского. И сегодня театральный Петербург хорошо знает работы Натальи Кутасовой в Театре сатиры. 

- Наталья, как сегодня вы чувствуете себя в Петербурге?
- Теперь уже ощущаю себя в этом городе. Много лет назад, когда во время гастролей увидела Ленинград, была восхищена его красотой и величием, не могла и мечтать, что когда-нибудь буду здесь жить и работать. Я приехала в начале 90-х, в такое трудное время - перепутье для всех - было нелегко, но чувствовала в себе силы найти здесь свое место. Благодарна Петербургу, многому у него научилась: умению терпеть, скрывать негативные эмоции, быть более открытой, как ни странно. Город принимает суть, а не мишуру, чувствует большое и настоящее, но нужно терпение, чтобы тебя услышали, поняли. Я приехала в театральную столицу за своим режиссером - Анатолием Морозовым, но так сложилось, что как будто не вовремя он пришел в этот город, мой учитель, с которым сделано так много замечательных работ.

- Милли, Таня, маркиза Мертей, - как за эти годы изменились ваши роли?

- Конечно, театр - живой организм, требующий ежечасного внедрения современной жизни. Для меня главным остается спектакль "Там живут люди" по Фугарду своим особым стилем, обращением к духовности. Роль Милли настолько объемна, что позволяет привносить в нее свой каждый прожитый день. Сегодня в нашей игре уже появились легкость, чистота, сменившие надрывность, тяжеловесность, которые были в начале работы. А чтобы любовь прорывалась и шла в зрительный зал, нужны наработанная легкость и слаженный актерский ансамбль. Сейчас спектакль живет без режиссера, но он живой, вибрирующий. 

Изменилась моя Таня ("Таня-Таня", режиссер Владимир Туманов), она стала мудрее и снисходительнее. И, несмотря на безвыходность ситуации, моя Таня ищет свой путь, верит в счастье, она не сломлена. Моя героиня поняла, что проблема, которая возникла в ее жизни - любовь мужа к молодой женщине, - не так и страшна, она гораздо меньше, чем потеря близкого человека. Таня не выполнила главную женскую миссию, и драматизм ситуации обострился, но это не озлобило ее, наоборот, она пытается сделать тех, кто рядом с ней - Охлобыстина, Иванова, молодую Таню, - добрее, светлее, лучше. Каждый актер в этом спектакле вносит что-то свое, новое, - в этом, мне кажется, успех и феномен постановки. 

Роль маркизы Мертей в спектакле "Опасные связи" близка мне, быть может, по внутренней борьбе страстей, которые раздирают ее изнутри. Мертей - это воля, жесткие принципы, которым она неукоснительно следует. Вот они - правила светской львицы: во-первых, флиртуйте только с теми, кому потом откажете - вы прослывете неприступной; во-вторых, выбирайте любовника быстро, ошибиться в выборе не так опасно, как дать себя разгадать посторонним; в-третьих, отдаваясь любовнику, притворяйтесь скромницей, не позволяйте ему проявлять к вам внимание в свете. 

Мертей непредсказуема, она опасна и привлекательна одновременно. Актеры всегда адвокаты своих работ, своих героев, и даже отрицательный поступок оправдывают, защищают. Мертей желает погибели Сесиль, и она провоцирует Вальмонта в первую очередь на себя. Они друг друга провоцируют постоянно. Любовь, ревность, интриги - все перемешано. В реальной жизни я против страшной игры мужчины и женщины за лидерство. Никто не должен быть в проигрыше. Оба должны получать и отдавать - тогда это любовь. Отрицаю в отношениях игровое начало, в худшем понимании этого слова. Мне близка игра в романтическом проявлении любви, но не в жестокой игре на смерть. Может быть, Мертей так ведет себя, потому что Вальмонт - ее последний шанс. Зрители говорят, что моя героиня Мертей неоднозначна: она стерва, но в ней есть немало положительного. Да, мне хочется ее оправдать.

- В конце сезона в Театре сатиры состоялась премьера спектакля "Вертепъ" по роману "Мелкий бес" Ф.Сологуба. Вершина - княгиня без эмоций, всегда в черном, не показалась ли вам эта роль неинтересной?
- Спектакль несколько отходит от текста романа, у него своя идея. Мне кажется, режиссеру Роману Смирнову удалось выразить мысль, как незаметно человек переходит грань ужасных поступков, когда не обдумывает свои действия, как бы заигрывается. Как возникает этот мелкий бес, который есть в каждом человеке, и где начало разъедания. По-моему, у режиссера получилось показать эту грань.
Вершина в переводе означает "сети", говорится в предисловии к роману "Мелкий бес", она одурманивает, заманивает. В спектакле моя Вершина неизменно появляется с трубкой, усиливается эффект таинственности. На мой взгляд, роль Вершиной трагична - ей не удалось выбраться из провинции, реализовать мечты. В спектакле заложено много мыслей, и каждый может увидеть что-то понятное именно ему. Для меня в этой работе была интересна атмосфера общения профессиональных людей. Я получала радость от работы над вокалом с Иваном Благодером, над пластикой с Гали Абайдуловым.

- Примадонна театра окружена не только любовью, поклонением, но и завистью, подчас интригами. Что вам помогает справиться со стрессовыми ситуациями, которые неизбежны?
- Меня никогда не интересовали сплетни и пересуды. Кто как живет вне театра - это личное, и дверь в этот мир должна быть плотно заперта. По-моему, талантливые люди неповторимы. Можно повторить рисунок роли, но саму роль другого артиста повторить невозможно. Сегодня, к сожалению, временно не играет в театре Антонина Николаевна Шуранова, и пока спектакли "Призраки", "Васса Железнова", "Закликухи" не идут на нашей сцене. Никто не сможет заменить актрису, на которую эти роли поставлены. 

А пережить стрессовые ситуации помогает любовь. Любовь к дочери, к маленькому внуку, к своей профессии, к красивому городу. Всегда отключаюсь от проблем, когда смотрю работы коллег в других театрах.

- Какие постановки вам запомнились?
- Восхищена работами театра Льва Додина. Спектакль "Братья и сестры" можно смотреть и смотреть, и каждый раз открывать новое. Интересный моноспектакль Саши Лыкова, он идет в "Бродячей собаке", работа, требующая высокого профессионализма, мастерства. Помню его блистательного Швондера в "Собачьем сердце" в постановке Анатолия Морозова в Театре имени Ленсовета, великолепная работа была в "Скупом". Хочется выделить "Фрекен Жюли" Кати Унтиловой в "Балтийском доме" и работу Тани Кузнецовой в спектакле "Орнитология" режиссера Романа Смирнова. Конечно, смотрю все работы своих коллег из Театра сатиры. Отдыхаю душой на вечерах романса Евгения Дятлова.

- Вы снялись в телесериале "Тайны следствия" - это дебют в кино?
- Да, это был первый опыт работы в кино, и оказалось, что здесь другие законы, другая технология, по сути, я открывала для себя новую профессию. Каждый съемочный день воспринимала как праздник. Телесериал "Тайны следствия" делала киностудия "Панорама", режиссер Илья Макаров. Меня поразила высокая организация на съемочной площадке: каждый знает свое место, все спланировано до мельчайших деталей, нет суеты. Я сыграла бомжиху, это было очень забавно. Два часа шла работа над гримом. Никто меня не узнавал, да и сама себя не могла узнать. На съемках произошел комический эпизод. На Витебском вокзале шла работа над очередной сценой, режиссер вышел, оставив меня и партнера уже в гриме в дорогом финском кафе. К нам подошел милиционер и строгим голосом потребовал освободить помещение. Когда мы объяснили, что артисты, снимаем сцену, страж порядка не мог поверить, а официантки долго и удивленно разглядывали, - у всех вокруг было ощущение вони. Только вблизи они почувствовали запах французских духов.

- Есть роль в театре, о которой вы мечтаете? 
- Есть планы, но сейчас, раньше времени, не хочется говорить, пусть это будет сюрприз для зрителя. 

Мне хочется сказать спасибо людям, которые приходят в театр, любят сцену, драматическое искусство, и своей теплотой, поддерживают ранимую душу актера.

- © 2007