Библиотека

Пресса

Там живут люди




ВРЕМЯ АЛЕКСЕЯ ЯНКОВСКОГО В ДВУХ ЧАСТЯХ

Елена Килина

К этому дебюту петербургская театральная общественность отнеслась серьезно. И все потому, что для первого самостоятельного спектакля молодого режиссера это вполне профессиональная работа.

Алексей Янковский окончил Петербургскую академию театрального искусства, но ездил в Москву, к небезызвестному Климу, и его подвальную мастерскую. И вот теперь, продолжая совершенствоваться с Климом, поставил в Театре сатиры спектакль «Там живут люди» по пьесе американца Атола Фугарда. Жанр постановки - «Настоящее длящееся время в двух частях». Поначалу кажется, что «настоящее» длится бесконечно, но затянутость скучноватой первой части с лихвой возмещается напряженностью второй. Новая работа, идущая на малой сцене, - явно спектакль настроений. И вполне вероятно, что идти он может совершенно неровно. Медленный темп, в котором движутся, говорят на сцене, делает каждый жест, каждый звук исключительно отчетливым.

Поражает органика актерского ансамбля, чувствование партнера, а значит, и целостность всего спектакля – тонкого сплетения взаимоотношений. В этой американской истории у каждого персонажа – свое несчастье, и каждому почему-то некуда больше идти. Центральная фигура - Милли. Женщина в возрасте, когда многое уже позади, но подводить итоги еще рано. Наталья Кутасова, блистательно сыгравшая в тумановской «Тане-Тане», в новой постановке как-то неожиданно загадочна. В ней есть тайна, так и не раскрытая напряженная внутренняя жизнь. Поражает виртуозность тонких переходов, передачи нюансов, оттенков настроений. Жизненная сила этой маленькой женщины подталкивает, подпитывает, будит Дона и Шорти, молодых людей, постояльцев на квартире Милли. Юноши в отличие от Милли несостоятельны в  своем внутреннем мире. У интеллектуала Дона (Павел Рябенков) просто нет личной жизни, а потому юмор его так зол, потому столько скепсиса в глазах и улыбке. Шорти (Македонии Киселев), напротив, почти необразован, но добр и обаятелен. Зато шутки его грубы и примитивны. Но главное, что все они ищут путь друг к другу, к пониманию, любви, а стало быть, и к себе. Ведь разобраться в своих проблемах можно только набравшись смелости рассказать о них. В основе комплексов героев лежит сексуальная неудовлетворенность. Прямо по Фрейду. Но эта проблема пьесы.

На сцене же в отражении зеркал, в мерцании свечей возникает и нечто иное, нечто большее. Ясно, что обитателей квартиры Милли мучает не недостаточность половой жизни, а отсутствие красоты. Героиня мечтает устроить самый веселый праздник и тем самым отомстить предавшему ее супругу. Ее день рождения превращается в прекрасное, магическое действо. Преображенная Милли в зеркальном отражении кажется словно бы сошедшей с картины какого-нибудь старинного художника; точеная шея, мраморные плечи.

По красоте дома, взаимоотношений, вечернему музицированию тоскует душа Милли и увлекает на поиск красоты и гармонии всех остальных.

Видимо, тот же поиск гар­монии, найденной когда-то в спектаклях Анатолия Васильева (учителя Клима), движет и Алексеем Янковским.

- © 2007