Библиотека

Пресса




 ЗА КАЗАНОВОЙ ОХОТИТСЯ СПЕЦНАЗ


«Экспресс-газета», 17 Декабря 2001
Елена Алешкина, Ольга Медведева

 

Звездная роль была у питерского актера Александра Лыкова в сериале "Улицы разбитых фонарей". Хоть и не красавец опер Казанова, то такой обаятельный! Любили его в этой роли: нравился он и ментам, и бандитам, и барышням. А потом Лыков куда-то исчез с телеэкрана. Мелькнул было в сериале "Медики" и вновь испарился.

Снова увидеть его удалось уже в Санкт-Петербурге, на сцене театра "Особняк" в пьесе модного московского драматурга Клима. Называется она мудрено: "Она - Не я... Я - Она... Не Я и Я". Это моноспектакль актера Александра Лыкова, в котором он полтора часа, не уходя со сцены, говорит о жизни и смерти, Боге, мужчине и женщине, любви. Это стоило услышать!

 

ПИСЬМО ОТ БОГА

 

- Что вы, признанный Казанова, знаете о любви и женщинах, чего не знают другие?

- Мужчина - это почтальон, который несет женщине письмо от Бога. Господь вручает мужичку послание, как-то его облагораживает, что-то нашептывает и отправляет к женщине. И все бы хорошо, если бы знал гонец, какой женщине он должен его отдать. Но ведь не знает, сам ищет. И все беды от этого. Получается потом какая-нибудь несчастная мать троих детей, начитавшаяся чужих писем.

Женщина - это ночь, и любовь - ночь, а жизнь - день. Ходим мы при свете фонарей в сумерках - и день нам не день, и ночь - не ночь.

- Красиво сказали. А если проще выразиться...

- Да, люблю я женщин, и они это чувствуют! Я так живу, так их ощущаю, любуюсь ими. Может, уже ничего в этой жизни интересного и не осталось, но женщины-то остались! Нет на свете той, которую бы не стоило любить. Хочешь - люби! И, боже упаси, не присматривайся к той, которую любишь. Просто люби.

- Понятно, почему вы в этой роли таким успехом у дам пользовались...

- На самом деле я не могу сказать, что этот персонаж был мне очень близок. Просто захотелось поиграть в детектив. Разговаривал я как-то с Жигуновым, который снимал свою "Королеву Марго", когда мы в "Разбитых фонарях" работали. Говорит: "Вот у меня и костюмы шикарные, и лошади, и... черт в ступе. А у вас - то звук не тот, то свет... Но смотрю ведь от начала до конца. Что же такое происходит?!" А я думаю, что получился у нас в "Разбитых фонарях" простой разговор, без притворства. В сериалах такое нечасто случается, но у нас получилось.

 

ЛЮДИ ОТВЕРНУЛИСЬ ОТ МЕНЯ

 

- Так почему вы ушли и не стали сниматься в "Убойной силе"?

- Неинтересно стало. Почему те же "Секретные материалы" смотрятся? Потому что в них постоянно придумывают новые сюжетные ходы. А у нас начались повторения: похожие анекдотичные ситуации, те же схемы раскрытия преступления. Вместо того чтобы вкачивать в популярный фильм силы и деньги, его просто стали использовать для быстрого заработка. Для меня эта история закончилась, и должна была начаться другая.

- Какая?

- Сначала я ушел отовсюду - славой болел. Это первое интервью, которое я даю за очень длительное время. Отказывался и от приглашений на концерты, и от тусовок. Иногда надо спрятаться в темной комнате и подумать. Человек в процессе прохода через медные трубы попадает в странную ситуацию. Для того чтобы его встряхнуть, есть разные способы. Меня очень жестоко вывели из этого состояния: большими скандалами, потерями, в том числе и потерей доверия людей ко мне. Скандальную ситуацию вокруг себя я создал, сам того не желая: когда не захотел сниматься дальше в сериале. Потерял возможность сниматься у Германа, хотя должен был у него сыграть.

- Режиссер не захотел впускать скандал в свой фильм?

- Да, я думаю, и из-за этого. В общем, серьезный разговор был с собственной гордыней. Для меня это не просто образ или слово, а реальное существо. Но, назвав для себя какие-то вещи, переходишь с ними на "ты" и многое понимаешь по-другому.

- В подобной ситуации самоунижение - лучшее, что может быть?

- Если бы! А вот когда тебя топчут... Если один раз не понял, дадут еще раз, только более жестоко. Так уж все устроено. Сейчас можно обо всем этом говорить, потому что время прошло, есть работа. А раньше о чем мне было рассказывать?! Да, мне был дан хороший урок. И я был того достоин.
Сейчас что-то в моей жизни возникает, потому что место очистилось для созидания.
 

ВОЛК И ЯГНЕНОК

 

- А правда, что вас чуть пьяный спецназовец не убил?

- Смертный ужас испытал. Сколько я ни пытался потом эту историю для себя как анекдот представить, не получается...

- Зачем же вы совершенно чужого человека к себе домой привели?

- Для меня это не вопрос. Познакомились с парнем, который Чечню прошел, разговорились... Видимо, под конец нашей беседы я его сильно "разворотил", потому что "крыша" у него улетела далеко. Он потом мне рассказывал, что ему привиделось. Лежу, говорит, на тахте, вдруг дверь открывается, и входит чеченец (то есть я), а в руках - пакет с отрезанной головой. Ну, этот парнишка схватил тесак огромный и давай за мной вокруг избушки гоняться. А у меня дача в лесу стоит - вокруг никого, темень. Вот я по сугробам всю ночь от него и бегал. Он здоровенный детина, лось, - у него кличка Тайсон. Поискал он меня, не нашел и рванул за 40 километров от моего хутора за подмогой. Убедил как-то своих дружков, что в Ленинградской области на чеченский десант нарвался. Вот они всей бригадой ко мне и прибыли. В общем, поигрались в охотника и дичь. Могли бы мне и башку снести. Но я не сплоховал. Это как в басне "Волк и ягненок". Увидишь волка - у тебя есть ровно три секунды, чтобы исчезнуть. Начнешь рассуждать - все, конец!

- И часто с вами такие истории случаются?

- Всякое бывает. Это потому, что я по жизни активный, все время приключений хочется. Хулиганское что-то такое во мне есть, пацанское. На горных лыжах не катался, с парашютом не прыгал, зато бегал по подворотням, пил в разных шалманах, бился и с бандитами, и с милиционерами. Но если честно, в основном как-то меня били. Но ничего, как видишь, жив пока, не остались дети без отца.

- У вас их много?

- Дети уже взрослые: Кате - 16, Матвею - 14. Я их никогда и не воспитывал, никаких особых знаний, правильных привычек не передавал. Они росли и росли: ломали носы, выбивали зубы. Ну, периодически я у них вынимал землю изо рта, промывал, чтобы они не выглядели такими грязными и чумовыми. Я же по деду цыган, а цыганских детей только тому и учат, как заработать на хлеб. А поскольку у меня цыганского мало, я даже этому их не научил. Но вот что мне понравилось. Учились они в одной школе подозрительной. Сели как-то со мной на кухне и говорят: если ты не хочешь, чтобы мы спились, скурились и скололись, устраивай нас в другую школу. Я надел шляпу, красный шарф и поехал их устраивать в английскую спецшколу. А потом подумал, может, и правильно, что я их ничему не учил, зато они сами за себя что-то решают. Жена как-то расплакалась, мол, тяжело с ними. Я говорю, пойми одну вещь: дети рождаются для того, чтобы приносить нам радость, другого смысла я в них не вижу. Вот пусть они эту радость и приносят. Дело же во взгляде, а не в предмете.
- Понятно: вы не из тех папаш, которые детям сказки на ночь читают...
- Я сам сказки люблю. Например, сказку "Конек-Горбунок" и Иванушку-дурачка уважаю. Он не задавал себе вопрос "зачем?". Ему говорили "нужно" - он шел и делал. И получил все: и Жар-птицу, и царевну, и полцарства. Сейчас время, когда все открыто и, если не испугаться, можно что-то сделать. Как только человек задает себе вопрос "зачем?", он уходит из жизни, из профессии. Я этого не сделал.

- © 2007