Библиотека

Пресса




«Каждый играет в свою игру» 

Журнал «Театральный Петербург» 15.07.2002г.
Екатерина Щербацкая

С 23 мая по 4 июня в Москве проходил I фестиваль под названием "Новая драма". Поставив перед собой непростую, но очень важную задачу - понять, что сегодня представляет собой современная драматургия, фестиваль собрал немало интересных спектаклей. При подведении итогов оказалось, что "лучшим режиссером" назван петербуржец Алексей Янковский за спектакль "Активная сторона бесконечности", поставленный по пьесе Клима в театре "Особняк". Приз "За лучшую мужскую роль" в этом спектакле получил Александр ЛЫКОВ. Это, безусловно приятное, событие и стало поводом для нашей встречи с артистом.

 

- Александр, условия сегодняшней театральной жизни таковы, что поездки на фестивали - довольно большая редкость. Этот фестиваль стал для вас чем-то особенным благодаря своей теме, или это рядовая возможность показать свой спектакль новому, не петербургскому зрителю?

- Не могу сказать, что тема именно этого фестиваля особенно заинтересовала меня. Надо сказать, что поездка в Москву намечалась уже давно, в самом начале нашей работы, и она состоялась именно тогда, когда должна была состояться.

- Заявленная фестивалем тема провоцирует на размышления о том, в каком состоянии сегодня находится современная драматургия, да и есть ли она вообще...

- Я считаю, что все, что должно случиться, происходит своевременно, даже если нам в данный момент кажется, что это не совсем так. Мы можем искренне считать, даже переживать, что какие-то события произошли раньше, чем нужно, или же наоборот - запоздали. Это все иллюзии. Все, что с нами происходит - своевременный процесс. Поэтому и рождение этого фестиваля, который, даст Бог, еще не один раз повторится, наверняка обусловлено очень важными причинами. Скажу вам честно, это была моя первая поездка на театральный фестиваль вообще! Это - первый опыт.

- Вам понравилось?

- Я скажу так: на данный момент для меня, как для актера, для человека это было своевременно и полезно. Хотя, возможно, если рассуждать логически, обстоятельства складывались не совсем удачно. Я только что выпустил спектакль "Мастер и Маргарита" - это был очень тяжелый процесс, после которого очень хотелось просто отдохнуть. Но вместо этого я собираюсь и еду в Москву! Первый спектакль был для меня показателен тем, что я собой представляю после работы над "Мастером и Маргаритой". У нас в спектакле есть один небольшой секрет. Работая в нем, актер понимает, что он такое есть сегодня. Не то, что он о себе думает, а то, что представляет на самом деле. Всегда надо помнить: то, что мы сами о себе думаем, наверняка в очень большой степени ошибка и заблуждение. Мы невольно оказываемся под воздействием представлений о себе, которые созданы окружающими людьми. Результатом такого конгломерата самых разных мнений и суждений и становится полный туман в отношении своих собственных действий и поступков. Так бывает чаще всего! Безусловно, существуют люди, которым удается развеять этот туман и за ним разглядеть себя истинного. Но это приходится делать постоянно, чтобы сохранить ясность мысли. Я надеюсь, что наступит момент, когда мы выйдем из зоны этого тумана и обретем ясность. Он обязательно настанет, просто надо чуть-чуть подождать! На самом деле, разговаривая с вами, делая обобщения, теоретизируя, я рассуждаю сейчас в очень большой степени именно о себе. Но, может быть, тот, кому это тоже нужно, кому это будет небесполезно, услышит меня. И, значит, мои слова были произнесены не зря.

- То есть вы пришли к правильной самооценке?

- Абсолютно верно! И эта самооценка оказалась ужасающей! Я пришел в состояние близкое к панике. А на следующий день мне нужно было играть "АСБ". Я же понял, что совершенно не готов теперь к этому. Но пришлось взять себя в руки, собраться и играть. Как видите, все удалось. Мне хочется похвалить себя, но на самом деле в этом нет особой заслуги. Просто так сложилось. Мне повезло!

- Почему повезло? Разве это не результат планомерного труда, многих репетиций?

- Я элементарно мог проиграть на фестивале, несмотря на то, о чем вы говорите. Но это не было бы поражением, как мы его понимаем. Мы бы просто не получили приз...

- Вы считаете, что все это игра случая?

- Именно игра. Причем игра в большой игре. Часть ее, одна из комбинаций. Могло сложиться так, могло иначе... В следующий раз я могу и проиграть, но ничего кроме сильных ощущений, рефлексии это не принесет. Ничего по существу не изменится.

- Хорошая точка зрения на то, что происходит с нами и вокруг нас.

- Существует некоторое количество законов, по которым мы развиваемся и частью которых мы являемся. Штука в том, чтобы осознать этот факт и понять, какой частью общего ты являешься. Периодически мы говорим, думаем о свободе, о том, к чему мы стремимся в жизни. Но мне кажется, что ответ на подобные вопросы будет не слишком позитивным. По крайней мере, в глазах многих людей, проживших долгую и довольно интересную жизнь, я не вижу никакой перспективы. Но заметьте, я говорю об этом с радостью.

- В этом, по всей вероятности, и есть особая мудрость...

- Очень важно, как, с какой интонацией говорить. Что - уже не важно. "Что" - не имеет практически никакого значения. Сегодня мы уже все выговорились. Произнесено такое количество концепций, озвучено море идей. Смысл обесценился!

- То есть имеет значение интонация?

- Имеет значение сердце!

- Пьесы Клима - они вам интересны? Ведь отношение к ним, как, впрочем, и к его режиссерским опытам, весьма неоднозначно.

- Да, можно ответить и так: они мне интересны. Это все!

- А по-другому ответить можно?

- А зачем?

- Интересно!

- Чтобы узнать больше, зрителям нужно прийти и посмотреть спектакль. А разговаривать, разговаривать... Это то же самое, что облекать золотое яйцо в полиэтиленовый пакет. Зачем? Чтобы не испачкать?

- Ваша позиция вполне понятна... Если же вернуться к теме новой драмы...

- Мне бы этого не очень хотелось. Если честно, мне эта тема не очень понятна. Я не берусь отвечать на вопросы, которые не рождают во мне ясного понимания. Я не могу вам четко ответить - что есть драма, что есть драматургия...

- То есть для вас существует просто некий материал, над которым вы работаете?

- Для меня существует текст. А что это: драма, роман, стихи, какой это жанр, вид литературы - подобные вопросы меня не занимают.

- А что должно содержаться в тексте, чтобы он стал вам интересен?

- Хорошо, когда я в нем ничего не понимаю.

- Для вас идеальна такая ситуация, когда вы прочли текст и вообще ничего не поняли из того, что там написано?

- Да, так лучше всего.

- Пример приведите, пожалуйста.

- Все, что я прочел у Клима. Там я не понимаю ни-че-го! А вообще я тексты сам не выбираю.

- То есть у вас нет мечты сыграть Гамлета. Никогда не было столь пошлых и банальных идей?

- Ни одной!

- А режиссер для вас важен? Нужен ли вам человек, который бы помог сей текст выразить на сцене? И если да, то, какими качествами он должен обладать?

- Режиссер для меня, безусловно, важен. А обладать он должен в первую очередь одним качеством - он должен знать что-то, чего не знаю я. Это все!

- Он должен уметь это свое знание вам объяснить, дать возможность его почувствовать?

- Он должен просто знать. Этого достаточно. Я сам смогу вобрать это знание в себя.

- Режиссер Вайткус, с которым вы недавно выпустили спектакль "Мастер и Маргарита", относится к таким режиссерам?

- Да! Кроме того, текст Булгакова - прекрасно написанный текст, который приятно произносить. В какой-то степени поэтому я и согласился играть в этом спектакле, - мне всегда хотелось знать роман наизусть. Некоторые люди учат стихи, я учу прозу.

- Как вы считаете, спектакль "Мастер и Маргарита" для вас состоялся?

- Да. Я выполнил поставленную перед собой задачу.

- Задачу, которую вы поставили сами себе, которую поставили перед вами режиссер, сам текст? Что это за задача?

- Я довел этот спектакль до выпуска.

- А художественная составляющая?

- Это я не обсуждаю. Просто пока нечего обсуждать.

- Вы считаете, что спектакль будет расти, меняться?

- Не уверен. Что-то обязательно изменится. Не знаю пока, что. Но изменится обязательно. На самом деле, истинное знание вообще нельзя сформулировать.

- По крайней мере, это постоянно пытаются сделать...

- Естественно. На попытках сформулировать свое знание держится вся литература. Но иногда наступает момент, когда становится неинтересно...

- Что неинтересно: говорить, формулировать?

- Бывают такие моменты, когда становится неинтересно и скучно вообще все.

- И что вы в такие моменты делаете?

- Просто жду. Наблюдать за тем, как ты скучаешь, по крайней мере, достаточно увлекательное занятие.

- Александр, для вас взаимосвязаны ваши работы в театре и на телевидении, в кино?

- Нет. Для меня это два совершенно разных мира. И, если честно, кино я люблю больше.

- По какой причине?

- Я его просто люблю. Театр - это очень трудная работа. Но без него бы не было ничего.

- Вы имеете в виду, что не было бы вас как актера?

- Нет, просто ничего бы не существовало. Для меня театр - закон существования и выживания какого-то вида Вселенной. Мы существуем в театральной плоскости Вселенной. Театр - это наша жизнь. Не только моя, но наша общая!

- Даже для тех, кто об этом не знает, не задумывается о театре вообще?

- Каждый человек на каком-то уровне знает об этом и играет в свою игру. Пока он человек.

- © 2007