Библиотека

Пресса

Звезда моя Аделаида




«ЗВЕЗДА МОЯ АДЕЛАИДА...» 

«Театральный Петербург» №8 (67) апрель 2004г.
Алёна Большова
 

          Без сомнения, одна из удач этой зимы — мо­носпектакль Ирины Полянской «Звезда моя, Аде­лаида», совместный проект «Такого театра», Му­зея Ф.М. Достоевского и Алексея Янковского. Ав­тор текста — КЛИМ, известный театральный ре­жиссер. Славу драматурга он обрел несколько сезонов назад, когда на сцене Театра «Особняк» появились спектакли по его текстам: «Активная сторона бесконечности» и «Я...Она... Не я и Я». Некоторым кажется, что его тексты — это ша­манство: потоки слов, обрушивающиеся на вас, воздействуют не только прямым своим смыслом. Повторения, кружения, энергия, с которой арти­сты проговаривают тексты, — все это создает воронку, затягивающую зрителя, провоцирует его на внутренний диалог — с собой ли, с небом. Здесь воспоминания, кажется, что очень личные, интимные, перемешаны с темами вполне экзис­тенциальными: любовь, мужчина, женщина, смерть, жизнь, Бог, одиночество и вновь — лю­бовь, смерть, Бог... И еще — КЛИМ пишет свои тексты на вполне конкретного актера. Причем эффект такого проникновения поразителен — будь то Александр Лыков или Татьяна Кузнецо­ва, кажется, что вот, наконец, актер нашел свою роль и раскрылся, причем так откровенно, так ярко, как не случалось долгое время.

          «Аделаида» Ирины Полянской позволяет, нако­нец, ощутить дарование этой актрисы, ее непов­торимое очарование, лиричность и одновремен­но неистовость чувств и восхитительную, почти мальчишескую героику. В последние сезоны в спектаклях «Такого театра» Полянскую можно было увидеть как чудесную комедийную или характер­ную актрису, но лирика ее, отблески которой про­являлись в «Черствых именинах», обрела свое вы­ражение лишь сейчас. «Аделаида» — это фантазии драматурга на тему «Идиота» Достоевского. И если Алексей Янковский, режиссер спектакля, осуще­ствит проект «Семь дней с «Идиотом»», то у зрите­ля появится достойная альтернатива сериалу В. Бортко, по крайней мере, в том, что касается по­стижения внутреннего мира писателя и его героев.

           Сначала кажется, что Полянская ведет монолог от имени Аглаи. «Генеральская дочь» — красивая, своенравная, любящая. Ее история — история взросления, падения, очищения через любовь, через постижение божественной тайны того чело­века, которого она первая назвала идиотом. Спек­такль длится меньше часа, и все это время перед нами — исповедь героини, и порой кажется, что слова, которые КЛИМ придумал для Ирины Полян­ской, могут быть написаны о любой девочке-де­вушке-женщине в зале. С одной стороны, драма­тург написал фантазию на тему «Идиота», некий женский образ, подобрал некий мотив, созвучный роману. С другой — актриса насыщает этот текст собой до такой степени, что отождествление ка­жется почти абсолютным, а движения души — яв­ственными и ощутимыми..

- © 2007