Библиотека

Пресса




24 сентября 2005 г.,

По спектаклю ("Ромео и Джульетта"):
В чем отличие современного театра от прежнего?
Отвечает: Илья Лобанов, актер:
Это очень сложный вопрос. Понятие современного театра растянуто, и не всегда можно определить, что является современным. Потому что мат на сцене или, допустим откровенные какие-то сцены – это еще не значит, что это современно. Все зависит от режиссера. Есть современный театр, и есть современная пьеса. Если пьеса старого, того театра, сразу понятно, там ритм другой, и так, как там написано уже так не говорят – и если это ставить так, как там написано, то это будет «долго». У нас очень быстрый ритм жизни сейчас. И в пьесах тоже, в современных пьесах, Вы посмотрите – какая там скорость, за максимально короткий промежуток времени нужно сказать как можно больше, как можно ярче и как можно насыщеннее, т.е. этакой концентрат выдать за час, потому что времени мало, а сказать – есть кому и есть что. А душа ведь объем свой не поменяла – какая была, такая и осталась, и сколько в ней есть плохого и хорошего, столько в ней было и у Чехова, и у Вырыпаева, и у Гришковца и т.д. А вот времени становится все меньше и меньше, поэтому это такой, знаете, «концентрат эмоций».
 
24 сентября 2005 г.,
По спектаклю "Ромео и Джульетта":
Есть ли еще осовремененые спектакли в Вашем театре?
Отвечает: Илья Лобанов, актер:
Да. На тексты того же Клима актриса Мария Долгонёва (актриса Пятого театра, она уже давно работает, около 10 лет) с Янковским сделали проект «Падший ангел», это моноспектакль, монолог Настасьи Филипповны, 12 глава в Достоевском, т.е. то, чего нет в романе, но о чем бы мог рассказать один из его персонажей – и так написано в программке. Несуществующая глава. Это моноспектакль, на протяжении часа такой поток сознания. И мы уже ездили с этим спектаклем, с большим отрывком на «Светский транзит» в Постоянске, на «Реальный театр», я как раз с него приехал.
 
24 сентября 2005 г.,
По спектаклю "Ромео и Джульетта":
В спектакле была мысль о буйстве и дикости жизни. Какова суть ее и ее "живость"?
Отвечает: Илья Лобанов, актер:
Вопрос странный, и даже непонятно, как ответить. Ну, жизнь же приятна, даже несмотря на все гадости и пакости что, она приносит нам, жить все равно классно. В чем живость жизни? В том, что она жизнь, корень «жить». Мы живем, общаемся, это приятно, классно, мы познаем мир, на это дано каких-то 70 лет.
 
24 сентября 2005 г.,
Климу ("Ромео и Джульетта"):
Принимали ли Вы участие в постановке спектакля?
Отвечает: Илья Лобанов, актер:
Нет, он не принимал в этой постановке никакого участия, работал только Алексей Янковский с актерами Пятого театра, т.е. с нами.
 
24 сентября 2005 г.,
Янковскому ("Ромео и Джульетта"):
Как Вы преодолеваете ту черту, когда смешение стилей может показаться перебором?
Отвечает: Алексей Янковский, режиссер:
Я долго учился. Это образование. Я закончил курс режиссуры у Василя и долго стажировался. Вы знаете, вот как про Моцарта и Сальери – нужно сначала родиться с любовью к искусству, слушать орган. Что касается спектакля Ромео и Джульетта – масса спектакля сложена так, что может упорядочить любое хаотичное движение. Это технология – так смешать стили, чтобы не было хаоса.

- © 2007