Библиотека

Пресса




  

VI Международный фестиваль моноспектаклей «Монокль»
Петербургский тур

Мария Смирнова-Несвицкая, Виктория Аминова, Надежда Стоева, Александра Дунаева


Дайте мне сказать!

Вероятно, мое мнение будет субъективным и спорным, но — дайте мне сказать! Я думаю, что моноспектакль — это не столько зрелище, сколько высказывание. То есть именно то, чего я всегда жду от театра иочень редко дожидаюсь. На фестиваль «Монокль» я пошла за посланием, была надежда, что вот, наконец-то, я увижу артистов, которые выйдут на сцену не для того, чтобы себя показать и аплодисменты получить, а сообщить мне что-то. Прокричать, прошептать, прокукарекать нечто такое, о чем они не могут больше молчать. И вот что я расслышала…

...

Клим. «Девочка и спички». Театральная мастерская «АСБ». Режиссер Алексей Янковский, исполнитель Татьяна Бондарева

Режиссер спектакля «Девочка и спички» А. Янковский, похоже, солидарен со мной в идее, что моноспектакль — это высказывание, и потому лишает монолог в исполнении Т. Бондаревой какого-либо визуального ряда. Спектакль идет в кромешной темноте. И эта тьма сама по себе становится выразительным средством: зрители в зале, где не видно даже собственной ладони, не то что соседей, остаются наедине с актрисой. Получается невозможный в театре тет-а-тет. Невольно начинаешь мысленно отвечать, вступаешь в диалог, от которого ничто не отвлекает. А еще полная темнота вызывает беспокойство идискомфорт: прежде я не знала, что бывает ТАК темно - ни контуров, ни лучика, ни проблеска, ни силуэта. Я - ослепла! И по моим растревоженным нервам особенно болезненно бьет резкий монолог актрисы.

Сам текст, как и все «женские» тексты Клима, не вызывает абсолютного доверия. Я всегда ловлю его на какой-то фальши, едва заметной банальщине: это не женщины так думают, это мужчине кажется, что женщины так думают. Темы тоже не новые для Клима, он рассматривает женщину: актрису- мать- дочь- жену. Как все эти ипостаси сосуществуют? В какой пропорции заполняют сосуд под названием «женщина», какие «реакции» вызывают? Какие взрывы провоцируют? В «Девочке» драматург открывает новую ипостась женщины — гражданскую. Она уже не только в себя вглядывается, но ивмир вокруг.

Кажется, что весь спектакль Бондаревой — один протяжный вопль. Она почти кричит, ее напряженный, сипловатый, шершавый голос сквозь темноту прорывается не в уши слушающих, а прямо внутрь, в низ живота, в женское нутро, и кажется, что это мой собственный голос во мне вопиет. Я не поняла, что хотели мне сказать Клим и Янковский, но почувствовала, что ей, героине спектакля, было жизненно необходимо выкричаться. И не просто так яоказалась в кресле первого ряда: это надо было выслушать. Минуя невнятный мужской текст и радикальную мужскую режиссуру, женщина голосом Т.Бондаревой словно требовала: «Дайте мне сказать!»

 

- © 2007